Павел Гавриилович Черкасов

 

Павел Гавриилович Черкасов

Род Черкасовых в истории России

Барон П.Г. Черкасов.

Печатные издания П.Г. Черкасова


Русский союз рыболовов-удильщиков

История создания и развития Союза

Истоки и традиции русской школы спиннинга

12 заповедей спиннингиста

Петербургский клуб любителей рыбной ловли – преемник лучших традиций дореволюционного любительского рыболовства

 

 

Род Черкасовых в истории России

Черкасов-герб-цветной.jpg

Из всех дворянских семейств Черкасовых только одно выделилось и сыграло серьезную роль в истории России. Корни его уходят во вторую половину ХVII в, и изначально оно не принадлежало к дворянству. Но уже при Петре Великом Иван Антонович Черкасов начинает путь восхождения, приобретает за заслуги на службе дворянство, а затем, испытав долгую опалу и ссылку при Анне Иоанновне,  не только возвращается помилованным и обласканным Елизаветой Петровной, но и возводится со всем своим настоящим и будущим потомством в баронское достоинство 25 апреля 1742 года. Так появился баронский род дворян Черкасовых, из коего вышли многие представители власти, науки, культуры, Российской армии и флота.

На гербе баронов Черкасовых изображен рассеченный на две части, из них правая - цвета золотого, левая - красного; в них изображен двуглавый орел с распростертыми крыльями, переменивший вид свой на красное в золото, а на золоте в красный цвет. В лапах орел держит два прапора, с изображением на них буквы Р (две латинские буквы «P» на знаменах означают «Петр Первый» (лат. Petrus Primus)). В нашлемнике поставлен обращенный вправо гусь. Щитодержатели - два вооруженных воина, имеющих одеяние, подобное донским казакам. Скорее всего, это казачьи атаманы, находившиеся под командой Ивана Черкасова во время стояния на реке Инче в 1722 году: правый  Иван Краснощекий, левый  Данило Ефремов.

 

Барон П.Г. Черкасов.

Отец Павла Гаврииловича Черкасова - 13-й барон Гавриил Иванович (1825-?), тульский губернский прокурор, статский советник. Был дважды женат: 1) на Е.Ф.Христианович (1829-1848), 2) на Наталии Дмитриевне Лёвшиной (1834-?). В качестве приданого Н.Д.Левшина принесла мужу село Троицкое Подольского уезда Московской губ. У этой усадьбы, где впоследствии постигал азы рыболовства Павел Гавриилович, была дурная слава. Дело в том, что в первой половине 18 в. она принадлежала дворянке Дарье Николаевне Ивановой, вышедшей замуж за ротмистра лейб-гвардии Конного полка Глеба Салтыкова. В 26 лет она овдовела, получив в наследство от мужа 600 душ крепостных, несколько имений и дом в Москве на Лубянке. Острый ум и повышенная сексуальность помогли ей заполучить в любовники красавца секунд-майора Н.Тютчева, деда поэта Ф.И.Тютчева. С этого момента невзрачная женщина из-за постоянной ревности, перешедшей в настоящую манию ненависти ко всем молодым красивым женщинам, превращается в то чудовище, которое вошло в русскую историю 18 в. под прозвищем "Салтычихи", ставшим нарицательным для всех подобного рода дам. Перечень мучений, которым подвергала своих жертв душегубка, не поддается описанию. Дело Салтычихи тянулось до 1768 г. Несмотря на то, что преступница ни в чем не призналась и даже под пыткой молчала, юстиц-коллегия признала Д.Н.Салтыкову виновной в совершении многих убийств и приговорила ее к смерти. 10 декабря 1768 г. преступницу доставили на Красную площадь, где уже возведен был эшафот, но в самый последний момент императрица решила заменить ей казнь на пожизненное заключение. Ее увезли в подземную тюрьму при Ивановском девичьем монастыре Ее перевели в специальную келью, высеченную в монастырской стене, в которой она провела 22 года. Умерла злодейка в 1801 г. и была похоронена на фамильном участке семьи Салтыковых на кладбище Донского монастыря. Вот такое «славное именьице» досталось Г.И.Черкасову! Скажем также, что все его дети, в том числе и Павел, были от второго брака с Н.Д.Левшиной, и что их было столько же, сколько у его отца И.П.Черкасова - 11 сыновей и дочерей.


20-й барон Павел Гаврилович Черкасов (1854-1922) – действительный статский советник (с 1903 г.) в звании камергера Высочайшего двора. Он - единственный из баронов Черкасовых, живших во второй пол. 19 - нач. 20-го вв., кто дослужился до IV класса табеля о рангах в гражданской и придворной службе. Он заведует оброчными статьями кабинета Его Императорского Величества. Биографы отмечают его образованность и интеллигентность. Известно, что он был знаков с великим русским философом Владимиром Сергеевичем Соловьевым. Был женат на Лидии Николаевне Калачевой. Она пережила мужа и умерла в Ницце в 1946 г.

Павел родился 20 октября 1854 г. в Туле, где его отец служил губернским прокурором. После этого, из-за плохого здоровья отца, долгое время Черкасовы жили за границей – в Венеции, Вене, Флоренции, Канне. Только в 1861 г. Павел с семьей вернулся на родину. Как вспоминал сам Павел Гавриилович, близость реки Десны в его подмосковном имении сразу возбудила в нем «тяготение к воде», «унаследованное от бабушки». После долгих уговоров Павлу с братом купили удочки, правда первые попытки поймать рыбу оказались безрезультатными. Затем Павлу вновь пришлось покинуть Россию: мальчика отправили на учебу в Германию на пять лет. Вернувшись в 1870 г. «из немецкого школьного плена», Павел стал активно упражняться в рыбной ловле. Отчасти поворотным моментов в жизни Павла Гаврииловича стало знакомство с «Записками об уженьи рыбы» С.Т. Аксакова. Книгу подарил дядя Павла – Владимир Матвеевич Держанский-Дегтерев. Очень быстро Павлу стало ясно, что советы С.Т.Аксакова нуждаются в дополнениях и исправлениях. Например, декларируемый классиком отказ от знакомства с иностранной рыболовной литературой, лишь препятствовал развитию рыболовства в нашей стране. Отдавая должное С.Т. Аксакову, Павел Гавриилович обращается к иностранной литературе, в частности, книге Пуатевена «Друг Рыболова», которая явилась для него своего рода «откровением». С жаром он принялся за изучение усовершенствованных способов ужения, основанных на применении «бегучей снасти», и сразу оценил все выгоды применения катушки. В 1880 году Павел Гавриилович начинает печататься на страницах журнала «Природа и Охота», быстро приобретает известность. Уже на следующий год статьи Черкасова появляются в английской «Фишинг газетт», одном из ведущих мировых изданий по рыбной ловле.

Его брат 22-й барон Николай Гаврилович Черкасов (1861 -?) был земским начальником Подольского уезда Московской губ. После 1905 г. Н.Г.Черкасов будет избран членом Государственной Думы III созыва (1907-1912); входил в число 97 умеренно-правых депутатов.

Дети П.Г.Черкасова участвовали в Первой мировой войне: 32-й барон Дмитрий Павлович (1879 - ?), поручик кирасирского Её величества полка. Был женат на княжне Ольге Михайловне Шаховской. 33-й барон Борис Павлович (1885 - ?) служил в Министерстве юстиции, в чине прапорщика был призвал в действующую армию, ранен в бою в начале войны в августе 1914 г. 34-й барон Владимир Павлович (1889 - ?) служил поручиком 13-го гусарского Нарвского полка (Любимов, 1914, с. 5).

Дочери-близнецы П.Г.Черкасова Лидия и Наталия Павловны (2.07.1881-?), вероятно, были последними из баронесс Черкасовых, кто успел в России заключить выгодные или удачные брачные союзы. Лидия вышла замуж за богучаровского уездного предводителя дворянства, коллежского асессора Ивана Васильевича Лисаневича (1879-?), а Наталия за коллежского советника в звании камер-юнкера Высочайшего двора Михаила Ивановича Горемыкина (1878-?), сына неоднократного министра и премьер-министра Российского правительства И.Л.Горемыкина (1839-1917).

 

Русский союз рыболовов-удильщиков

История создания и развития Союза

20 октября 1903 года по инициативе Павла Гаврииловича Черкасова был создан «Русский союз рыболовов-удильщиков». 18 декабря того же года в помещении Бюро Императорского Российского Общества Рыбоводства и Рыболовства на Фонтанке, 119, состоялось Собрание учредителей Русского Союза Рыболовов-Удильщиков. Барон П.Г. Черкасов стал его первым председателем, а затем и редактором «Вестника русского союза рыболовов-удильщиков», основной целью издания которого была популяризация современных знаний о любительском рыболовстве. На страницах вестника, помимо Черкасова, выступали известные рыболовы того времени — Плетнев, Комаров, Харитонов, Плещев, Ильин и другие. Когда же в российской глубинке, в г. Вятка в Поволжье, в 1909 году начал выходить журнал «Рыболов-охотник» (на базе созданного в 1906 году первого в России клуба спиннингистов под руководством Феопемпта Парамоновича Кунилова), Черкасов опубликовал в нем ряд статей о ловле «верчением». Эти статьи заложили основу русской школы спиннинга, разъяснили рыболовам преимущество этого уникального способа ловли.

 

Истоки и традиции русской школы спиннинга

Самым любимым способом уженья для П.Г. Черкасова являлся спиннинг. Спиннинг — это активный способ ловли хищных рыб на искусственные (блесны) или естественные (мертвые рыбки) приманки. Спиннинг появился в Англии. Первое время англичане делали забросы приманки без помощи катушки. Рыболов рукой стягивал с катушки лесу и укладывал ее кольцами на земле у ног. Далее производился заброс удилищем, причем леса поднималась с земли и уходила через кольца, увлекаемая приманкой. Так же забрасывали приманку в России в 90-х годах прошлого столетия. Первые сведения о спиннинге появились в журнале Сабанеева «Природа и охота» за 1880 г. Статья написана П.Г.Черкасовым. В ней он дал описание заброса указанным выше способом. Таким образом, первое время катушка на удилище служила лишь для хранения запаса лесы и помогала вываживанию пойманной рыбы. Эту заметку Черкасова Сабанеев напечатал в своей знаменитой книге «Рыбы России», вышедшей вторым изданием в 1882 г. В «Вестнике Русского союза рыболовов-удильщиков» за 1904 г. была напечатана статья о спиннинге московского рыболова Генри Бартельс. На десяти страницах журнала автор давал краткое описание оснастки спиннинга и техники заброса с помощью катушки. Его описания приемов заброса мало чем отличаются от описаний, которые мы встречаем в современных книгах по спиннингу. О ловле рыбы Бартельс, однако, в статье не писал. В том же журнале, но за 1905 г., Бартельс поместил статью «Кое-что об уженье верчением», в которой дал краткое описание оснастки спиннинга, появившегося уже в продаже в столичных магазинах, и указывал, на какой глубине ловить щук, в каких местах искать рыбу. В те годы спиннинг начал распространяться и среди русских рыболовов. Так, томский рыболов В.П.Клавикордов обратился в редакцию «Вестника» с запросом — можно ли делать забросы не сматывая сначала шнур с катушки, и какую катушку редакция могла бы рекомендовать для этой цели. Черкасов в 12-м номере «Вестника» за 1906 г. дал совет — купить катушку «Коксон-эйрьяль». Но, очевидно, рыболовы все еще делали забросы, сматывая лесу с катушки к ногам. И сейчас трудно сказать, где впервые начали бросать блесны с помощью катушки: у нас или в Англии. Как известно, автор статей «Об уженье рыбы верчением» Клавикордов впоследствии стяжал славу замечательного спиннингиста, мастера по ловле жерехов и щук в Волге. Следует отметить, что в журнале «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков» Генри Бартельс дал отрицательный отзыв о катушке поперечного действия «Маллох», которая уже в то время выпускалась английскими фирмами. Бартельс писал, что леса, сбегая с этой катушки спиралью, перекручивается. В том же «Вестнике» за 1907 г. была напечатана статья М. Кобенькова «Уженье спиннингом», в которой автор разбирал имевшиеся в продаже снасти для спиннинга, описывал блесны и прочие принадлежности для ловли спиннингом. В 1906 г. в Москве вышла книга И.Н.Комарова «Руководство к уженью рыбы», в которой автор целиком перепечатал статью Бартельса из «Вестника» о ловле спиннингом. В 1907 г. журнал «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков» закрылся на 9-м номере. Но на смену ему явился новый журнал — первый в провинции — «Рыболов и охотник», под редакцией Кунилова. В те времена тиражи журналов по охоте и рыболовству были весьма невелики. Так, «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков» Черкасова имел всего 450 подписчиков. Книги по рыболовству тоже имели ничтожные тиражи. Поэтому сведения о спиннинге и вообще об усовершенствованных снастях весьма слабо распространялись среди рыболовов-спортсменов. Журнал «Рыболов и охотник», выходивший в Вятке с 1909 по 1918 г. и с 1926 по 1927 г., способствовал распространению сведений о спиннинге среди рыболовов-спортсменов. В этом журнале в 1912 г. была напечатана большая статья Комарова «Техника уженья спиннингом», а затем стали появляться статьи других авторов, которые уже овладели этой снастью в совершенстве и стали хорошо ловить речных и озерных хищников. Так, в журнале печатали свои статьи Клавикордов, Набатов, Жуковский, Петрункевич и др. Однако спиннинг не мог получить широкого распространения в дореволюционное время. Во-первых, спиннинговые снасти в то время можно было купить только в Москве, Петербурге и в некоторых других больших городах страны; во-вторых, применению спиннинга негде было поучиться на практике и, в-третьих, даже самый дешевый спиннинг с оборудованием в то время был не по средствам широким массам трудящихся, так как торгующие фирмы получали почти все рыболовно-спортивные снасти и принадлежности из-за границы.

Впоследствии спиннинг начал медленно, но верно распространяться среди простых граждан нашей страны, занимающихся рыболовным спортом. В продаже появились удилища, катушки и прочие принадлежности, изготовленные в нашей стране. Производство блесен для спиннинга и дорожки в 20-х годах было налажено советским инженером С.Муравлевым. Изобретенные им блесны разных типов («Змейка», «Уральская», «Норич», «Кеми» и др.) до сих пор в ходу у советских спиннингистов и дорожечников как весьма добычливые.

Огромная заслуга в этом принадлежит продолжателям дела Черкасова – его сподвижниками Феопемптом Парамоновичем Куниловым и Иваном Николаевичем Комаровым.

Ф.П. Кунилову принадлежит заслуга создания первого в России Вятского клуба спиннингистов, девизом которого с 1914 года стала фраза «Раз сделавшись спиннингистом — не бросай этой охоты до конца дней своих, ибо нет большего наслаждения, нежели ловля рыбы верчением» (Статья «Двенадцать заповедей спиннингиста», журнал «Рыболов — охотник», г. Вятка, №1, 1914 год).

Феопемпт Парамонович был редактором журнала «Рыболов-охотник». В этом журнале в 1909 году была опубликована статья Ивана Николаевича Комарова, учителя и наставника Кунилова, «Мои охоты со спиннингом», в которой автор подробно описал катушки, удилища, приманки, снасти, тактику и технику ловли спиннингом. Современники ставили Комарова в один ряд с Черкасовым и Сабанеевым. Еще в 1906 году вышли первые книги Ивана Николаевича — «Руководство к ужению рыбы» и «Ужение рыбы». Особое внимание в своих трудах Комаров уделял спиннингу.

В 1931 г. в Ленинграде вышло первое издание книги Ф. Кунилова «Спиннинг», в которой автор сообщил свой опыт по ловле спиннингом, а также достижения других спиннингистов. В 1935 г было выпущено второе издание книги «Спиннинг» в дополненном виде. В те же годы в охотничьих журналах был напечатан ряд статей и заметок о спиннинге.

За несколько десятилетий до этого, в 1914 году вышла статья И.Н.Комарова «К русским спиннингистам» с призывом к опытным рыболовам поделиться своим опытом с новичками. Секретов же к тому времени было уже вполне достаточно. Мало кто из современных рыболовов знает, что в России еще в начале века можно было приобрести самые современные на тот момент снасти лучших английских и немецких производителей. Крупнейшим рыболовным магазином был Торговый Дом С. Малиновского в Москве, а его владелец являлся акционером знаменитой английской фирмы Hardy. Кстати, «Прейскурант рыболовных принадлежностей торгового дома Малиновского» принадлежал перу Ивана Николаевича Комарова.

Цены на снасти для спортивной рыбалки были очень высокие. Так, добротный «аглицкий» спиннинг с катушкой стоил приблизительно столько же, сколько хороший дом в деревне, а набор приманок мог по стоимости сравнится с тройкой лошадей. Естественно, что спортивной рыбалкой увлекались люди состоятельные, а значит — в большинстве своем — и высоко образованные. По крупицам, собирая бесценный опыт, они старались донести его до единомышленников в статьях и книгах.

Много воды утекло с тех пор, ушли в небытие бамбуковые и можжевеловые удилища, ноттингенские катушки, плетенные из конского волоса лески. За свою столетнюю историю в России спиннинг стал самым популярным, азартным и универсальным способом ловли. Новые технологии, современные материалы позволили спиннингистам оснаститься по последнему слову науки и техники. Даже и не снились нашим отцам и дедам такие совершенные снасти, легкие, упругие удилища, сложнейшие катушки, прочнейшие лески, но ведь ловили они, судя по рассказам, не хуже нас, если даже не лучше. Многие могут возразить — мол, рыбы было больше, реки чище, да и приврать рыболовам всегда было свойственно. Все это так, но разве не приходилось вам наблюдать, как рыба жирует, играет, явно активно питается, а приманку вашу не берет. Или, увидев бой крупного хищника в глухом коряжнике или сплошной траве, разочарованно разводить руками и уходить, несолоно хлебавши. А между тем, еще до войны были в Москве спиннингисты, которые могли на подмосковной Оке на заказ ловить определенную рыбу. Кого вам поймать? Язя? Пять-десять забросов и, милости просим! Судака? Еще пять забросов, пожалуйста! Попробуйте-ка повторить такой фокус хотя бы в Ахтубе, где рыба, казалось бы, сама бросается на крючок. Не тут-то было — значит, не все так просто. Значит, были старинные секреты и опыт рыбацкий, передаваемые нашими отцами и дедами из поколения в поколение. Часть секретов мастерства утеряна в годы войны и послевоенного лихолетья, часть дошла до наших дней и обрела новую жизнь, составив основу русской школы спиннинга.

Подводя итоги и заканчивая разговор о традициях русской школы спиннинга мы, еще раз решили вернуться в самое начало XX века и вспомнить «двенадцать заповедей спиннингиста», в которых коротко и лаконично изложили наши деды ее основы и принципы.

 

Двенадцать заповедей спиннингиста

(журнал «Рыболов и охотник», книга 1-я, 1914 г.)

1. Хорошо оборудованный спиннинг – твое единственное оружие. И не будет у тебя иной снасти, кроме него.

2. Не придумывай разных пародий на настоящий спиннинг, ибо, в противном случае, можешь вызвать заслуженные насмешки со стороны зрителей, желающих поучиться у тебя новым приемам ловли.

3. Помни день свободный, данный тебе для отдыха, и неукоснительно посвящай его охоте на хищников.

4. Раз сделавшись спиннингистом – не бросай этой охоты до конца дней своих, ибо нет выше наслаждения, как ловля рыбы верчением.

5. Не зарься на чужой спиннинг, который лучше твоего, а старайся хорошо научиться ловить имеющейся у тебя снастью, хотя и менее совершенной, чем у других.

6. Не занимай во время охоты места твоего товарища, ибо пойманная здесь рыба не может считаться твоею.

7. Не спеши купить всякую новинку, предлагаемую магазинами, а сначала спроси об ней мнения опытных охотников, дабы не бросить напрасно деньги на ветер.

8. Никогда не отчаивайся поймать рыбу в тех местах, где первые попытки были неудачны. Испытав разные приманки – в конце концов, добъешься желательных результатов.

9. Не торопись вращать шпульку катушки, когда почувствуешь, что на крючке сидит крупная рыба. Торопливость в этом случае приведет к печальным последствиям.

10. Никогда не вешай нос на квинту, хотя бы и пришлось тебе весь день остаться без поклевки. В другой раз судьба будет милостивее и вознаградит тебя сторицей за твое терпение.

11. Состоя членом рыболовного общества, распространяй среди товарищей сведения о спиннинге, как о способе ловли, весьма увлекательном и доступном для каждого рыболова.

12. Обязательно выписывай любимый тобою рыболовный журнал, ибо чтение его, помимо удовольствия, научит тебя многому, о чем ты раньше и понятия не имел.


Петербургский клуб любителей рыбной ловли – преемник лучших традиций дореволюционного любительского рыболовства

В свое время редакция вятского журнала «Рыболов и Охотник» писала о том, что дать подробную оценку всех произведений П.Г. Черкасова – «дело будущего историка рыболовной литературы, в которой, несомненно, почетное место займет имя барона П.Г. Черкасова». К сожалению, традиции русского любительского рыболовства за последние десятилетия по разным причинам были практически утрачены. Говоря об истории любительского рыболовства, обычно упоминают лишь уважаемых С.Т. Аксакова и Л.П. Сабанеева.

Одной из целей Региональной общественной организации «Петербургский клуб любителей рыбной ловли» является сохранение и популяризация лучших традиций русской рыболовной школы. Многое из того, что было сказано П.Г. Черкасовым, Ф.П. Куниловым и другими известными теоретиками рыбной ловли, остается актуальным даже в начале XXI в. Большинство вышеперечисленных авторов уже в конце позапрошлого века начали говорить о рыбной ловле как о лакмусовой бумажке морально-нравственного состояния общества, как о средстве его оздоровления, как об особом виде общественной идеологии. Вот что пишет, например, автор Ф. Песков (псевдоним) в 1894 году: «Пусть же тот, кто любит природу, кому дорого и приятно развитие ее тайн, кто хочет обогатить свой ум знаниями из великой сокровищницы природы,- пусть тот займется рыбной ловлей. Наше обращение относится особенно к молодому поколению, которое, жалуясь на якобы пустоту жизни, предпочитает изливать на все и вся горькие жалобы и сидеть сложа руки, в ожидании какого-то великого дела, к которому будто бы оно предназначено, чем заниматься каким-либо хотя и мелким, с виду, но зато более осмысленным делом. Природа, и она одна, научит таких молодых людей искусству жить, придаст смысл их жизни и разовьет их молодой мозг; недаром древние говорили «Natura est maxima edecatrix» (природа – лучшая наставница)».

Вся логика развития любительского рыболовства подталкивает нас к тому, чтобы оно перестало восприниматься как пустое занятие или праздная забава, в том числе и среди людей, далеких от рыбалки. Вместо этого должно прийти понимание того, что рыбная ловля – неотъемлемая часть культурной жизни. Для нашего многочисленного сообщества это вопрос корпоративной чести. Рыбак, вяжущий мушку, должен быть подобен художнику, рассказывающий байку – остроумному философу. Настоящий рыболов-любитель – это тот, кто умело идет по лезвию бритвы, разделяющему природу и искусство, животный инстинкт и холодный разум. Рыбалка – это чувственное познание окружающего мира и себя как его неотъемлемой части. Этому нас учили великие рыболовы прошлого. Исследование их творческого наследия – важная составляющая развития любительского рыболовства в наши дни.